Лобанов Д.А. Пермская стрелковая дивизия армии Колчака. 1918 – 1920 гг.

 

 

 

 

 

 

24 декабря 1918 г. в 6 часов утра 4 Енисейский стрелковый полк I Сибирской стрелковой дивизии, пройдя 35 вёрст в 30-градусный мороз, ворвался в Пермь со стороны Красных Казарм. В это же время 8-й Бийский полк группы генерала Зиневича вошёл в Мотовилиху. Пермь защищали части 29 стрелковой дивизии 3 Советской армии. К вечеру 24 декабря в руках белых находился почти весь город и станция Пермь I . Красные удерживали лишь станцию Пермь II и прилегающий к ней район. 25 декабря по Сибирскому тракту в Пермь вошёл I Сибирский штурмовой батальон полковника Урбанковского. Штурмовики захватили станцию Пермь II и железнодорожный мост через р.Каму. Части 3 Советской армии в беспорядке отступили за Каму в направлении на Глазов. Так завершилась Пермская операция Сибирской армии, приведшая к занятию белыми большей части Пермской губернии и города Перми, важнейшего стратегического пункта на пути белой армии адмирала Колчака к Москве. Но если общий успех Пермской операции объясняется тем, что белые сумели обеспечить на участке наступления перевес в численности войск, тактическим превосходством белых (обходные маневры частей, поставленных на лыжи, позволяли решать боевые задачи без больших потерь) и неспособностью командования 3 армии организовать сколько-нибудь эффектное сопротивление наступающим белым, то причиной частого успеха – быстрого взятия Перми – стало восстание, поднятое в городе членами подпольной офицерской организации.

Сведения о подпольной белогвардейской организации весьма противоречивы. В единственном исследовании, посвящённом этому вопросу, - работе Паздникова Н.Ф. “Борьба за Пермь” создаётся картина широкомасштабного заговора бывших офицеров царской армии, проникших в советские военные органы, управление 3 армией и даже органы ВЧК. 1 Автор был сотрудником Пермского окружного управления ОГПУ и в 1927 г. вёл следствие по делу пермского контрреволюционного подполья, материалы которого и стали основой его книги. Обстоятельствам взятия Перми и участию в нём пермской офицерской организации немалое внимание уделялось в белогвардейской прессе, но белые журналисты отмечали малочисленность и сильную законсперированность организации, так что многие из находящихся в Перми офицеров не знали о её существовании и действовали самостоятельно. 2 Но так или иначе обе стороны соглашаются с тем, что не будь восстания, поднятого белым подпольем, захватить Пермь частям Сибирской армии, ослабленным предыдущими боями и 30-вёрстным переходом, было бы значительно труднее.

Восстание в городе началось утром 24 декабря. Начальник 29 стрелковой дивизии, защищавшей город, вечером того же дня доносил в штаб 3 армии: “Сегодня около пяти часов утра в г. Перми было поднято восстание элементов местного населения. Последнее носило организованный характер. Одновременно с наступлением противника на Мотовилиху вооружённые банды по всему городу подняли стрельбу”. 3 Офицер 4 Енисейского стрелкового полка Н.Журавлёв так описывал взятие Перми: “Начали прибывать пермские офицеры, учащаяся молодёжь и горожане, которые в штабе полка получали оружие и присоединялись к нашим ротам. Помню, приводят ко мне какого-то молодого человека, говорят, что какой-то большевистский командир. Спрашиваю его, кто он такой?

- Я - бывший офицер, мобилизован большевиками в Красную армию.

- Какую должность вы занимали у красных?

- Я был командиром артиллерийской бригады.

- Вы большевик?

- Нет, никогда им не был.

- Будете стрелять из орудий по красным?

- С удовольствием, - последовал ответ.

Я направляю его к подпоручику Фёдорову, который собрал уже человек пять артиллерийских офицеров и открыл из орудий, находящихся в Красных казармах, огонь по ст.Пермь II . Потом я видел этого офицера, сидящим на наблюдательном пункте и добросовестно корректировавшем огонь наших батарей по красным.

Добровольцы прибывают десятками, большую пользу они оказывают нам, указывая расположение красных и дома, занятые ими.” 4 Упоминаемый Журавлёвым офицер – это, по видимому, начальник отдельной артиллерийской бригады 3-й армии Валюженич, который и сдал белым находившиеся в Красных казармах 26 артиллерийских орудий. 5 Вообще, на сторону белых в Перми перешла большая часть военных специалистов 3 армии. Как отмечалось в отчёте комиссии ЦК КП(б) во главе со Сталиным И.В. и Дзержинским Ф.Э. о причинах падения Перми “Картина общего развала и дезорганизация армии и тыла, бесхозяйственность и безответственность армейских, партийных и советских учреждений дополняется неслыханным, почти повальным переходом целого ряда ответственных работников на сторону неприятеля. уководитель оборонительных сооружений инженер Банин и все его сотрудники, путейский инженер Адриановский и весь штат специалистов Округа путей сообщения, заведующий отделом военных сообщений и его сотрудники, заведующий Мобилизационным отделом Окрвоенкомиссариата Букин и его сотрудники, командир караульного батальона Уфимцев и начальник артиллерийской бригады Валюженич, начальник отдела особых формирований Эскин и командир Инженерного батальона со своим помощником, коменданты станций Пермь I и Пермь II , весь учётный отдел Управления снабжения армии и половина членов Центраколлегии, все они и многие другие остались в Перми, перебежав на сторону противника.” 6 Ко всем вышеперечисленным необходимо добавить 1 Советский и 10 Кавалерийский полки, перешедших на сторону белых полным составом со своими командирами бывшими офицерами. Всего же на сторону Сибирской армии в Перми перешёл 701 офицер. 7

Справедливости ради, стоит отметить, что не все из указанного числа офицеров присоединились к белой армии добровольно. К 1917 г. подавляющее большинство офицерского состава усской армии составляли офицеры военного времени – люди, по сути своей, совершенно не военные, уставшие от войны и стремившиеся вернуться к своим прежним занятиям. Были и такие, которые считали гражданскую войну братоубийственной и принципиально уклонялись от участия в ней, не примыкая ни к красным, ни к белым. Видимо, поэтому первым мероприятием новой власти в Перми стала регистрация и мобилизация всех офицеров усской армии. Уже 26 декабря 1918 г. командир 1-го Средне-Сибирского корпуса генерал-лейтенант Пепеляев А.Н. приказывает: “Всем офицерам старой русской службы явится к Начальнику гарнизона 29 декабря в 12 часов. Не явившиеся будут считаться дезертирами и преданы будут военно-полевому суду”. 8 Вот так описывает процедуру регистрации в своих воспоминаниях Вс.Н.Иванов, бывший во время I Мировой войны офицером расквартированного в Перми 107 запасного пехотного полка: “Затем на стенах домов, на заборах появились объявления новой власти, требующие от всех офицеров немедленно явиться на регистрацию.

Естественно, пришлось идти. Во время этой процедуры я назвал себя “бывшим офицером”, на что получил от регистратора, этакого благополучного капитана, замечание, что-де офицер не может быть “бывшим”, для этого есть слово “ренегат”. Это слово было тогда вообще в большом ходу, им охотно перебрасывались люди, оказавшиеся “по обе стороны баррикад”.

Я ответил в том смысле, что-де не понятно, каким образом офицеры сохранились в Сибири, а здесь что-то их давно не видно”. 9 Недоверчивое и даже пренебрежительное отношение офицеров, вступивших добровольно в ряды белых с самого начала движения, к офицерам, присоединившихся к нему позже или оказавшимся в армии по мобилизации, вообще характерно для всех белых армий. Показателен тот факт, что в Вооружённых силах на Юге оссии офицерам, поступавшим в именные части , старые добровольцы – “первопоходники”, запрещали носить цветные погоны. Офицеры носили обыкновенные полевые или золотые. Право на ношение полковых погон необходимо было заслужить.

Многие из зарегистрированных офицеров имели освобождение от службы по состоянию здоровья, выданное советскими органами, т.к. демобилизация усской армии проводилась Советской властью. В связи с этим 7 января 1919 г. Колчак А.В. издаёт указ, согласно которому был приказано свидетельство о болезни “выданное при большевизме считать недействительным и подвергнуть переосвидетельствованию всех освобождённых от военной службы”. 10 С этой целью в Перми приказом начальника гарнизона № 18 от 15 января 1919 г. была создана контрольная врачебная комиссия для переосвидетельствования офицеров, признанных по состоянию здоровья негодным к службе. Председателем комиссии был назначен бывший начальник 49 пехотной дивизией генерал-лейтенант в отставке Пряслов М.А. 11

Из признанных годными к службе мобилизованных офицеров, юнкеров, кадет и добровольцев был сформирован I Пермский офицерский стрелковый полк. Основной задачей вновь сформированного полка стала гарнизонная и караульная служба в Перми, а так же охрана общественного порядка, почему полк иногда и назывался в документах Офицерским по охране города Перми полком. 12 Принимали участие офицеры полка и в расстрелах арестованных в Перми коммунистов и советских работников. Командиром полка был назначен полковник Бармин.

Бармин был кадровым офицером усской армии, участником I Мировой войны, кавалером ордена св.Георгия IV степени. Мобилизованный в красную армию, в которой командовал 1 Советским полком, Бармин являлся одним из активных участников подпольной офицерской организации. По выдвижении полка на фронт, накануне взятия белыми Перми, полковник Бармин совместно с другими военспецами – начальником штаба полка штабс-капитаном Горбуновым, полковым адъютантом прапорщиком Одинцовым и командиром гренадерской роты поручиком Горбуновым арестовали комиссаров и сдали 1 Советский полк белым. 13

Численно I Пермский офицерский полк был невелик – на службе в нём находилось около 360 человек.

В конце января 1919 г., когда обозначился натиск красных войск на Кунгур I Офицерский полк был направлен на фронт, однако активного участия в боевых действиях не принимал. Вс.Н.Иванов, попавший на службу в офицерский полк, так вспоминал этот период жизни полка: “В скором времени наш полк подняли ночью и отправили “на фронт”, неподалёку от Перми. Мы заняли деревню на Каме. азместились в избах, спали на полу, смешались, мёрзли в караулах, то есть всё шло как положено… Подгородные крестьяне смотрели на нашу офицерскую заставу не очень благосклонно, косились на нас…

Начальство нас предупреждало, что вокруг бродят партизаны – нужно держать ухо востро…

На счастье, здесь, на Каме, большой войны не было, кроме небольшого столкновения с матросским отрядом”. 14 Это, упоминаемое Вс.Н.Ивановым, столкновение – было взятие полком Юго-Кнауфского завода, когда полк потерял многих своих офицеров раненными и обмороженными.

Особенностью армии адмирала А.В.Колчака была территориальная система комплектования частей. Как правило, название части соответствовало месту её формирования. Дивизии и полки колчаковской армии поддерживали тесную связь со своими родными городами, общественность и органы самоуправления которых зачастую брали на себя вопросы материального обеспечения “своих” частей. В этом смысле I Пермский Офицерский стрелковый полк не был исключением. 12 февраля 1919 г. интеллигенция г. Перми организовала благотворительный концерт-бал в пользу Пермского офицерского полка. 15 И в последствии, когда на основе полка была создана 1 Пермская стрелковая дивизия в здании Управления начальника пермского гарнизона и в редакции газеты “Освобождение оссии” были созданы сборные пункты по приёму пожертвований в пользу дивизии. Фамилии жертвователей и суммы пожертвований периодически публиковались на страницах “Освобождения оссии”. 16

История I Пермского Офицерского стрелкового полка оказалась недолгой. Белое командование, готовясь к весеннему наступлению, уже в конце января 1919 г. решило увеличить численность своих войск. В связи с этим были объявлены призыв молодых солдат и новая мобилизация. Было решено так же сформировать ряд новых дивизий, среди которых была и Пермская стрелковая дивизия. Так как предполагалось, что командные должности во вновь формируемой Пермской дивизии займут офицеры I Пермского офицерского стрелкового полка, полк в феврале 1919 г. был расформирован.

17 января 1919 г. командующий Сибирской армией генерал-лейтенант .Гайда отправил в Пермь телеграмму следующего содержания: “Пермь. Генералу Пепеляеву. Приказываю Вам в наикратчайший срок сформировать первую Пермскую пехотную дивизию. На формирование дивизии разрешаю Вам призвать по мобилизации новобранцев из уездов занятых Вашим корпусом и уездов Кунгура. 351. Командарм Сибирской генерал-лейтенант Гайда”. 17

На основании полученной телеграммы, восстановленные на занятой белыми территории управления воинских начальников, уездные по воинской повинности присутствия и подразделения Пермской местной бригады сразу же приступили к призыву новобранцев 1919 и 1920 годов. А 24 января 1919 г. Приказом командира I Средне-Сибирского корпуса генерала Пепеляева А.Н. была объявлена мобилизация бывших солдат призывов 1915, 1916, 1917 и 1918 годов. Мобилизация должна была осуществиться начальником Пермской местной бригады в Пермском, Соликамском, Чердынском и Оханском уездах Пермской губернии. Первым днём явки мобилизованных объявлялось 1 апреля 1919 г., срок службы определялся 8 месяцев, причём солдаты должны были явиться в собственной зимней одежде. 18

Через три дня после объявления мобилизации старых солдат, приказом по корпусу № 27 было объявлено формирование I Пермской стрелковой дивизии, которая должна была войти в состав I Средне-Сибирского армейского корпуса (вместе с уже существующими 1 и 2 Сибирскими стрелковыми). Дивизия формировалась из четырёх стрелковых полков 1-го Пермского, 2-го Чердынского, 3-го Добрянского и 4-го Соликамского. Полки формировались согласно штатам Сибирских стрелковых полков. На укомплектование дивизии, согласно приказа, должны были поступить все офицеры, мобилизованные в г. Перми, все новобранцы 1919 и 1920 гг., и все бывшие солдаты 1917 и 1918 гг., мобилизованные приказом по корпусу от 24 января 1919 г. за № 26 на 8 месяцев. Новобранцы и мобилизованные из уездов, в которых была объявлена мобилизация, поступали на комплектование полков с соответствующими наименованиями: из Пермского – в 1 Пермский стрелковый полк, из Чердынского – во 2 Чердынский и т.д. Инспектору артиллерии корпуса предписывалось немедленно приступить к формированию 1-го Пермского артиллерийского дивизиона из двух лёгких батарей четырёхорудийного состава, а корпусному инженеру – 1 Пермской инженерной роты. Закончиться формирование дивизии должно было не позднее чем через две недели. 19

Временно командующим дивизией был назначен начальник гарнизона г.Перми генерал-лейтенант Шаров В.С. 20 Василий Степанович Шаров в годы Великой войны командовал 195 пехотным Оровайским и 504 пехотным Верхнеуральским полками, награжден орденом св. Георгия IV ст. 21 Генерал Пепеляев А.Н. высоко ценил Шарова, который “несмотря на свои 54 года пошёл добровольцем в армию и оказался выдающимся по энергии начальником”. 22 Начальником штаба дивизии был назначен начальник штаба при Управлении Начальника Гарнизона полковник Сухорский. 23 Остальные командные должности дивизии заняли следующие офицеры: генерал-майор Эскин – командира бригады, полковник Бармин – командира 1 Пермского полка, капитан Колокольцев – командира 1 Пермского артиллерийского дивизиона. 24 Кто занял должности командиров второй бригады, остальных полков дивизии и инженерной роты, установить пока не удалось. Известно только, что должность командира 2-го Чердынского полка предлагали штабс-капитану Блохину, бывшему командиру 2-ой роты Пермского офицерского полка, но он за молодостью лет (ему было 23 года) отказался. 25

1 февраля 1919 года начальник штаба Верховного главнокомандующего генерал Лебедев приказал “для подготовки укомплектований действующим частям сформировать в театре военных действий, распоряжением командующих армиями, кадровые полки, по расчёту – один кадровый полк на каждую дивизию”. 26 Кадровые полки предписывалось формировать по штатам, объявленным в приказе по Военному ведомству за № 16 от 1 августа 1919 г. 27

В исполнение приказа наштаверха в Перми для подготовки пополнений для Пермской стрелковой дивизии был сформирован 1-й Пермский кадровый полк.

В феврале 1919 г. солдаты и офицеры 1-й Пермской стрелковой дивизии были приведены к присяге на верность Государству оссийскому. Присягали не только новобранцы, но и вообще все солдаты белой армии. Приказом по Военному ведомству за № 32 от 11 февраля 1919 г. предписывалось привести к присяге всех чинов армии, состоящих в её рядах как по призыву так и добровольно. В приказе объявлялся текст новой присяге для христиан, для не христиан и текст дополнительного торжественного обязательства для добровольцев, согласно которому солдату, между прочим, запрещалось состоять в каких бы то ни было политических партиях и организациях, и участвовать в политических выступлениях. 28

На фронт I Пермская стрелковая дивизия выступила 25 февраля, ещё не закончив своего формирования. И уже через несколько дней полки дивизии получили боевое крещение в бою у деревни Сукманы. Первый бой оказался для дивизии счастливым. Особенно отличился в бою командир батальона I Пермского полка штабс-капитан Блохин, который лично с тремя стрелками провёл разведку позиций красных. Штабс-капитан Блохин был одним из самых известных офицеров дивизии. Вступив в армию добровольцем в 1914 г. Блохин за годы Мировой войны дослужился до штабс-капитана, был награждён орденом св. Георгия IV степени. 29 Блохин был типичным героем гражданской войны, в котором отчаянная храбрость (сам водил свой батальон в атаки) сочеталась с крайней жестокостью. Будучи командиром 2-й роты Офицерского полка Блохин руководил расстрелами военнопленных коммунистов. 30 Штабс-капитан Блохин был убит в бою под деревней Трошкино 3 апреля 1919 г. во главе своего батальона.

С февраля месяца Пермская дивизия беспрерывно находилась на фронте, причём пермяки сражались на главном для белых глазовском направлении. Отмечая боевую работу Пермской дивизии генерал Пепеляев называл её “блестящей”. 31 Своим последним успехом – взятием Глазова, белые всецело обязаны частям I Пермской дивизии. 32 Многие солдаты дивизии были награждены Георгиевскими крестами. Так, например, в Приказе по Войскам Северной группы Сибирской армии было объявленно о награждении рядового 6 роты, Пермского стрелкового полка Соларева Михаила, который в ночь с 27 на 28 мая 1919 г. будучи тяжело ранен в бою у деревни Матышенской, не желая попадать в плен, сам нанёс себе три ножевые раны в живот. Истекающий кровью Соларев был подобран стрелками учебной команды и доставлен в госпиталь. 33 2 апреля 1919 г. газета “Освобождение оссии” писала о добровольце-разведчике 3-й роты 4-го Соликамского полка младшем унтер-офицере Валентине Мазанском, получившем Георгиевский крест в бою за село Дворецкое, в котором он первый бросился в атаку на пулемёт. 34

В марте 1919 г. начальником Пермской стрелковой дивизии был назначен генерал-майор Эскин. В I Мировую войну Эскин командовал 196 пехотным Инсарским полком, был награждён орденом св. Георгия IV степени и Георгиевским оружием.

Летом 1919 г. военное счастье отвернулось от белой армии. Пермская стрелковая дивизия вынесла на своих плечах всю тяжесть отступления, отходя с тяжёлыми оборонительными боями по железной ветке Глазов – Пермь. В конце июня Пермская дивизия занимала позиции в районе Оханска. 30 июня у деревни Косотурихи (в 28 км юго-западнее Перми) без боя сдались 30-й Советской дивизии 3-й Добрянский и 4 Соликамский полки – тысяча солдат с командиром полка, шестью офицерами при семи пулемётах. 35

1 июля 1919 г. части 3-й армии захватили Пермь. В тот же день 2-я Советская армия заняла Кунгур, отрезав тем самым путь отступления на Екатеринбург частями Сибирской армии генерала Пепеляева. В июле части Сибирской армии были разбиты в горнозаводском районе и постепенно отошли эшелонами в Тюмень на переформирование. В Тюмени остатки I Пермской стрелковой дивизии были расформированы.

1 Паздников Н.Ф. Борьба за Пермь. Пермь., 1988.

2 Освобождение оссии. Пермь., январь – июль 1919. Сибирские стрелки. Пермь., январь – июнь 1919. Свободная Пермь. Пермь., январь – май 1919.

3 Фёдоров А. Пермская катастрофа и контрнаступление восточного фронта. М., 1940. с.108.

4 Журавлёв Н. Взятие Перми // Свободная Пермь. № 24. 8 февраля 1919. с. 2 – 3.

5 Паздников Н.Ф. Указ. Соч. с. 34.

6 Фёдоров А. Указ. Соч. с. 109.

7 апорт командующего Северной группой Сибирской армии генерал-лейтенанта А.Н.Пепеляева командующему Сибирской армией генерал-лейтенанту . Гайде // Военно-исторический журнал. 1996. № 6. с. 81.

8 Константинов С.Н. Трагедия офицерского корпуса белых армий на востоке страны.//Белая армия. Белое дело. Екатеринбург., 1996. № 1. с. 22.

9 Иванов Вс.Н. Исход. Повествование о времени и о себе //Дальний восток. 1994. № 12. с. 25.

10 Константинов С.Н. Указ. Соч. с. 22.

11 ГАПО. ф. р 656., оп. 1., д. 9., л. 5.

12 Там же. Л. 7.

13 Боевая страда. Из дневника I Пермского стрелкового полка.//Свободная Пермь. 27 апреля 1919. с. 2.

14 Иванов Вс.Н. Указ. Соч. с. 7.

15 Освобождение оссии. 11.02.1919.

16 Освобождение оссии. 21 февраля 1919 и т.д.

17 ГАПО. ф. р 656., оп. 1., д. 5., л. 42.

18 ГАПО. ф. р 656., оп. 1., д. 5., л. 40.

19 ГАПО. ф. р 656., оп. 1., д. 5., л. 41.

20 Там же.

21 ГВИА. ф. 2148., оп. 2., д. 352;

22 апорт Командующего Северной группой Сибирской армии генерал-лейтенанта А.Н.Пепеляева командующему Сибирской армией генерал-лейтенанту .Гайде.//Военно-исторический журнал. 1996. № 6. с. 81.

23 ГАПО. ф. р 656., оп. 1., д. 9., л. 7.

24 Там же. Л. 19; Освобождение оссии 8 марта 1919; Свободная Пермь. 27 апреля 1919.

25 Боевая страда. Из дневника I Пермского стрелкового полка.//Свободная Пермь. 30 апреля 1919. с. 2.

26 ГАПО. ф. р 656., оп. 1., д. 4., л. 22.

27 ГАПО. ф. р 656., оп. 1., д. 4., л. 40.

28 Там же. Д. 2. л. 38.

29 Боевая страда. Из дневника I Пермского стрелкового полка.//Свободная Пермь. 30 апреля 1919. с. 2.

30 ГАПО. ф. р 464., оп. 1., д. 4., л. 40.

31 апорт Командующего Северной группой… с. 81.

32 Освобождение оссии. 25 апреля. 1919. с. 2.

33 ГАПО. ф. р 656., оп. 1., д. 4., л. 298.

34 Светлой памяти юного героя-добровольца В.Мазанского//Освобождение оссии. 2 апреля 1919.

35 Паздников Н.Ф. Борьба за Пермь. Пермь., 1988. с. 166.

 

 

Прапорщик Василий Владимирович Ордынский, помощник полкового адъютанта 4 Соликамского стрелкового полка. Фото 1920 г. ГАПО. Ф. р 464, оп. 1, д. 4, л. 9.

Генерал-майор Николай Афанасьевич Эскин, начальник Пермской стрелковой дивизии. Фото 90-х гг. XIX в. ГАПО. Ф/ф, ист., д. 452.