Лобанов Д.А. Повседневная жизнь солдат тыловых гарнизонов в 1914-1917 гг.

 

 

До недавнего времени, в отечественной историографии не уделялось достаточного внимания изучению бытовых аспектов жизни русских солдат периода Первой мировой войны. Между тем, от бытовой стороны жизни армии во многом зависит ее боеспособность. Изучение тыловых гарнизонов, по нашему мнению, представляет большой интерес, т. к. через запасные полки в 1914-1917 гг. прошли практически все призванные за годы войны в армию нижние чины (исключение составляют лишь кадровые солдаты и запасные, призванные по мобилизации в августе 1914 г.), и их представления о военной службе, отношение к своим новым обязанностям, да и отношение к войне в целом, складывались в первые месяцы службы в запасных полках. Кроме того, общеизвестно какую роль сыграли солдаты тыловых гарнизонов в революционных событиях 1917 г.

В данной статье мы попытались воссоздать картину быта нижних чинов запасных полков в 1914-1917 гг. на примере Пермского гарнизона, основываясь на воспоминаниях офицеров и солдат запасных полков, квартировавших в Перми в 1914-1917 гг.(1)

В 1914-1917 гг. в Перми были размещены части 17-й запасной бригады ( 107, 123 и 162 пехотные запасные батальоны, с 1915 г. - полки). Войска располагались как в казармах частей квартировавших в Перми в мирное время, так и в помещениях выделенных городской управой на время войны. В частности, для нужд военного ведомства были выделены здания Александровской женской гимназии и ночлежного дома купца Мешкова.

В каждом батальоне помимо штатных, были литерные роты, из которых формировали маршевые команды, поэтому число нижних чинов всегда превышало положенное по штату, и казарменные помещения были переполнены. Солдаты в казармах спали на деревянных нарах, количество ярусов которых, зависело от высоты помещения и колебалось от трех до пяти. Матрацем служили соломенные маты, которые плели новобранцы сами, сразу по прибытии в часть, каждый для себя. оль подушки играл вещевой мешок, одеяла - шинель. Постельное белье не выдавалось. Нары чистотой не отличались и кишели насекомыми. Поскольку ночью из спального помещения никого не выпускали, то для отправления естественных надобностей рядом с нарами ставили деревянную бочку - ”парашу”, с двумя прибитыми кольцами - ”ушами”. Утром дневальные, продев в “уши” палку, выносили “парашу” из казармы. В несколько лучших условиях находились унтер-офицеры постоянного состава, которые жили в отдельных помещениях.

Питались солдаты в спальных помещениях. Дневальные приносили пищу в тазах, из расчета один таз на десять человек, и ставили на нижний ярус нар, где и происходил прием пищи. Сюда же приносили пищу и для унтер-офицеров, но в отдельной посуде. итуал чтения молитвы не соблюдался. Нормы довольствия оставались как в мирное время, но качество пищи заметно ухудшилось.

Летом все запасные полки выходили в лагеря и жили в палатках. Места для лагерей выделялись городской управой на пустырях в черте города. (2)

По прибытию в часть, новобранцы довольно долго, до одного месяца, продолжали ходить в своей одежде. В комплект обмундирования нижних чинов запасных полков входили построенные из "японского сукна" защитного цвета фуражка, рубаха и шаровары (с 1915 г. получили распространение рубахи и шаровары из молескина подбитые бумазеей). Поясные ремни с бляхами встречались крайне редко, чаще всего у унтеров постоянного состава, солдаты же носили, в основном, затяжные ремни. Зимой солдаты были одеты в шинели с пристяжными погонами из шинельного сукна, без клапанов и пуговиц по борту, и папахи серого искусственного барашка. Судя по сохранившимся фотографиям, нижние чины всех расквартированных в Перми полков были одеты добротно и единообразно. Шифровки на погонах носились крайне редко. Унтер-офицеры постоянного состава перешивали обмундирование по фигуре, всегда носили шифровки на погонах, правда, иногда «забывая» нанести на погоны положенные запасным батальонам литеры «З.Б.». Кроме того, унтера постоянного состава, в отличие от унтеров и ефрейторов переменного состава, носили на защитных погонах белые лычки. ”Переменники” же носили лычки уставного, оранжевого цвета, а некоторые уже побывавшие на фронте, рисовали их химическим карандашом.

Снаряжение - фляги, котелки, патронташи, палатки и шанцевый инструмент выдавались солдатам только перед выходом в лагерь или отправлением на фронт. Боевые винтовки выдавались тоже только перед отправлением на фронт, постоянно солдаты запасных полков были вооружены учебными винтовками, винтовками устаревших систем (Бердана №1, №2, Гра, Карле, Крнка) или даже деревянными макетами.

Все свободное от занятий и службы время солдаты проводили в казарме, т. к. право увольняться со двора имели только унтер-офицеры постоянного состава. Основным развлечением солдат были карты и хоровое пение.

В целом можно отметить две основные особенности быта нижних чинов запасных частей в 1914-1917 гг.: во-первых, резкое ухудшение бытовых условий по сравнению с мирным временем, что, несомненно, связано с ухудшением экономической ситуации в стране в целом; во-вторых, разделение нижних чинов на две обособленные, часто враждебные друг другу группы - унтер-офицеров постоянного состава, которые находились в более выгодных условиях, и переменный состав. Последняя тенденция характерна для армий большинства воюющих стран.

_______________________

1. Иванов В. Н. “...Минуты роковые”. Повествование о времени и о себе // Дальний Восток.1993. №10; ГАПО. Ф. р-790. Оп.12. Д. 2; Щипицин Н. Г. Автобиографический очерк; Ф. р-1693. Оп.1. Д.33,34; Деськов И. Н. Воспоминания...

2. ГАПО. Ф.35, Оп.1, Д. 319.

Казармы 194 пехотного Троицко-Сергиевского полка в Перми. Во время войны в них размещался 107 пехотный запасной полк. Фото из личной коллекции автора.

Так же как и нижние чины, офицеры запасных полков делились на две категории: офицеров постоянного состава, в основном кадровых или призванных из запаса по мобилизации, и выпускников школ прапорщиков и ускоренных курсов военных училищ , проходивших службу в запасных полках перед отправлением на фронт. Большинство составляли офицеры второй группы. Офицеры постоянного состава продолжали носить кителя обр. 1907г., походные мундиры обр.1909 и 1913 гг. Широко использовались элементы формы мирного времени – темно-зеленые шаровары, пальто, цветные фуражки. Костюм же офицеров военного времени зависел от материального положения каждого. Перед производством в прапорщики юнкера получали «по две суконных гимнастерки и по 2 диагоналевых защитного цвета брюк, из казенного довольно плохого материала, и по 1 шинели тоже из плохого солдатского сукна…папахи, фуражки, кожаное снаряжение для нагана и сабли [шашки], наганы и сабли [шашки] офицерского образца...» (Щипицин Н.Г. Автобиографический очерк. ГАПО. Ф. р-790, оп.12, д.2,л52;).

Офицеры, чьи доходы не ограничивались жалованьем, шили себе обмундирование на заказ, руководствуясь при этом, зачастую, не приказами по Военному ведомству, а существовавшей тогда модой. Так офицер 107-го пехотного запасного полка Вс. Н. Иванов появлялся в городском театре «переодевшись в выходную форму – щегольской китель из поставляемого союзной Японией сукна, в синие бриджи, сапоги без подклеек, в золотых погонах шестнадцатисантиметровой длины вместо положенных четырнадцати сантиметров». (Иванов Вс. Н. «Минуты роковые». Повествование о времени и о себе // Дальний Восток. 1993. №10. С. 92.)

Погон рядового 123 пехотного запасного полка.