архивъ
 

А.Попов «Оружейный сборник» № 1 1895 г.

К вопросу о револьверах системы Смита и Вессона.

Из боевых опытов известно, что пользоваться револьверами в бою приходится в самых исключительных и редких случаях. Кому приходится стрелять на дальних расстояниях, то конечно он будет стрелять из ружья, а на близких расстояниях нужно иметь в виду скоротечность боя, при котором чины, вооруженные револьверами и шашками, одни предпочитают для личной защиты шашку, а другие ружье с патронами к нему, взятое от убитых.

Существующие ныне в нашей армии револьверы Сита-Вессона по своей тяжести настолько внушительно дают себя чувствовать, что не оправдывают своего боевого назначения, тем более, что по боевым качествам, они во много уступают существующим в наше время другим системам. По этим причинам в нашей армии револьверы сказанной системы не заслужили ни любви, ни доверия к ним. Много имеется в нашей военной литературе жалоб на то, что эти револьверы тяжелы, пригонка их непрактична и что в настоящее время они устарели также, как устарело теперь 6-тилинейное ружье Крынка («Военный сборник» 1887 года № 4 в ст. «Блокады Плевны», «Оружейный сборник» № 3 за 1889 год ст. «Изменение в снаряжении офицеров», в № 4 того же Сборника за 1891 год статья «Необходимость замены револьверов системы Смита-Вессона).

В № 226 «Русского Инвалида» за 1891 года г. фон-Дитмар снова затрагивает этот вопрос и отдает полное преимущество носки револьвера способу, принятому во Франции, при котором, благодаря плечевому ремню, прикрепленному к поясу, тяжесть револьвера распределяется более равномерно по корпусу человека, а следовательно, не будет отягощать ег поясницу.

И так нелюбовь к револьверам системы Смита-Вессона в нашей армии сильно развита, а между тем каждый военный человек должен любить свое оружие, должен верить в него и должен, так сказать, щеголять им, тогда только оно принесет желаемую пользу в бою.

Выше сказано, что в бою револьверами приходится пользоваться в самых исключительных и редких случаях, да при этом еще имеется полнейшая невозможность, без ущерба для дела, обойтись без них, употребив в дело, в таких редких случаях, шашку или ружье с патронами, взятое от убитых, а о выгодах отмены излишней тяжести в снаряжении и вооружении не требуется никаких доказательств.

Всякому известно, что в походе не только фунты, но даже и золотники имеют значение. В виду этого невольно является вопрос: не будет ли выгодно совсем изъять их из вооружения? «С точки зрения только боя, не дурно было бы дать каждому пехотинцу по два или более ружья и по несколько тысяч патронов» (Драгомиров). Но существует еще и другое военное совсем противоположное правило, что «война в ногах».

Кроме своей тяжести, не оправдывающей чисто боевой выгоды, револьверы Смита-Вессона и по боевым своим качествам уже устарели. Доказательством этого имеем следующее:

1) З-х-линейными винтовками пачечной системы большая часть наших войск уже перевооружена, почему и желательно бы иметь револьверы одинакового калибра с таким ружьем и одинаковые патроны. В европейских армиях образцы нового револьвера уменьшенного калибра уже приняты, боевые качества которых без сомнения гораздо выше ныне существующих у нас тяжеловесных револьверов.

2) В № 4 за 1889 год журнала «Оружейный Сборник» в статье «Револьвер Мервина по сравнению с револьвером Смита-Вессона» подробно изложены чисто-боевые недостатки как огнестрельного оружия револьверов системы Смита-Вессона и описаны преимущества над ними во всех отношениях револьвером системы «Мервин». Но мы убеждены, что в настоящее время даже и револьверы этой последней системы не современны, и полагаем, что более лучшими во всех отношениях будут револьверы уменьшенного калибра, из которых, возможно выбрать образец гораздо легче револьверов Смита-Вессна и по боевым качествам не хуже этой систем; подобно этому была выработана наша 3-х-линейная винтовка.

3)По тяжести револьверов Смита-Вессона не каждый стреляющий в состоянии крепко удержать их в руках, для того, чтобы метко попадать, а не выпускать на воздух патроны.

Из сказанного выше выходит, что револьверы системы Смита-Вессона по тяжести своей, не оправдывают чисто боевой выгоды, а как огнестрельное оружие уже устарели, а потому и полагаем, что в настоящее время должен быть решен один из важных и неотложных вопросов: не следует ли изъять их из вооружения совсем или по крайней мере заменить более облегченным и современным образцом. Только выработанной системы револьверы, удовлетворяющие всем сказанным выше боевым условиям и весом 1 1/2 фунта с патронами и не более двух, да еще и при условии пригонки их вроде существующей во Франции, оправдают выгоды его носки. Существующие же ныне револьверы по их тяжести, плохой пригонке и исключительности случаев употребления их в бою положительно не оправдывают своего назначения.

Несмотря, по видимому, на необходимость замены револьверов системы Смита-Вессона другой системой, соответствующей более современным боевым условиям и более облегченной, раздаются голоса в защиту о превосходных во всех отношениях качествах существующих у нас револьверов Смита-Вессона и о том, чтобы револьверы этой системы не заменять, а оставить по прежнему. К несчастию всякое новое или возобновленное изобретение иногда встречает более порицания, нежели одобрения. Помнится нам, что когда-то существовали авторитетные лица, старавшиеся доказать, что гладкоствольное огнестрельное оружие иметь на вооружении более выгодно, чем нарезное. В № 32 «Русского инвалида» за 1892 год, г. Надарев тоже самое приходит к следующему заключению: «И так систему носки револьвера в кобуре на поясном ремне следовало бы сохранить без изменения, револьверный снур упразднить; револьверы Смита и Вессона оставить по прежнему, потому что, кроме превосходных боевых качеств, собственно как огнестрельного оружия, этот револьвер в рукопашной схватке представляет столь же превосходное холодное оружие по своей массивности и по сокрушительности наносимых им ударов.»

Постараемся выяснить неверность сказанных уважаемым автором заключений:

1) Система носки револьвера на поясе без разложения тяжести его по корпусу человека г.Надарев выясняет из своего опыта, при путешествиях пешком по Уссурийскому краю. При этом опыте автору пришлось испытать по его словам следующее: «Во всех мелких походах и поездках, если они следовали одна за другой, спустя значительное время, я каждый раз замечал одно и то же: именно, будь я пешком или верхом, первые 7-8 дней мне, казалось, что револьвер слишком тяжел, что следовало бы придумать другой какой-либо способ носки его, но только не на поясном ремне. Болело не только правое бедро, болело и левое, надавливаемое поясным ремнем. Надевал я револьвер через плечо – болит плечо; пробовал надевать на спину – болела спина. Спустя неделю я убедился, что боль в бедрах происходила исключительно от непривычки носить револьвер». Соглашаемся, что привычка много значит, но это еще не есть основание обременять себя лишней тяжестью, от которой имеется возможность освободиться без малейшего ущерба делу. Если г. Надарев из опыта своего убежден, что носка на одном только узком, режущем поясницу ремне более практична, чем носка на поясном же, но более широком и кроме того через плечо, то по нашему убеждению, опыт автора состоял в том, что, по всей вероятности, этот узкий ремень он при своих опытах перекидывал через плечо без приспособления главной тяжести на поясе, почему и нужно полагать, что у него болело плечо. Не испытав всего этого, не беремся оспаривать, но логика убеждает, что правильное распределение тяжести по всему корпусу облегчает тяжесть всякой ноши.

2) Револьверный снур едва ли будет выгодно упразднить, в особенности если последует принятие образца более меньшего размера (чего нужно ожидать), а такой мелкий предмет без снура в особенности во время похода не трудно затерять.

3) Оставить револьверы Смита и Вессона по прежнему – не приходится, как не приходится теперь оставаться нам при Берданке. Повторяем, что по боевым качествам как огнестрельное оружие эти револьверы устарели, прошло их время, а настало время такое, при котором имеется возможность выработать образце весом гораздо легче и по боевым качествам ничуть не уступающий образцу Смита и Вессона. Если же по боевым качествам облегченный образец и будет уступать револьверам Смита и Вессона, то в этом случае всегда можно пожертвовать для более первостепенного военного дела – облегчения веса.

4) В рукопашной схватке тяжесть револьвера не должна быть принимаема в расчет, для этой цели чины, вооруженные револьверами, имеют шашку, теска, кинжал и прочее, а потому это оружие должно быть исключительно только для огнестрельного действия, а поэтому каждый лишний золотник ведет к ущербу общего дела.

В виду изложенного, полагаем, что заменить револьверы системы Смита и Вессона в настоящее время является настоятельной необходимостью, начав таковую замену с пехотных и кавалерийских частей, а существующим 3-м образцам системы Смита и Вессона вооружить нижних чинов полевой пешей артиллерии вместо имеющихся у них на вооружении укороченных драгунских шашек. Вооружение артиллеристов этими устарелыми револьверами полагает необходимым сделать по следующим соображениям:

Тяжеловесный существующий револьвер нижних чинов артиллерии не обременит в виду того, что они при передвижении батареи садятся на передки и сидения лафета, между тем для самозащиты батареи эти револьверы далеко будут лучшим оружием, нежели укороченные шашки; отмена же у них этой укороченной шашки вызывается тем, что это оружие пользы в бою не принесет, так как артиллеристы не могут им хорошо владеть, а между тем они при носке мешают действию при орудиях и все-таки имеют некоторую тяжесть.

***

 
обратно