На главную

"ТАВАТУЙСКАЯ ОПЕРАЦИЯ"

(ПРОДОЛЖЕНИЕ)

Автор: Г.Г. Старченко

Досужие комментарии: А.В. Лямзин

"Мы - пехота, сто вёрст прошёл - ещё охота".

(Старая солдатская присказка).

 

СБОРЫ

Ранним субботним утром с разных концов Екатеринбурга к площади Добровольческого корпуса (она же Привокзальная) тянулись группки странно одетых и сильно навьюченных людей. Чем-то они напоминали туристов, но внимание прохожих невольно привлекали некоторые детали их одежды, хотя и явно армейского происхождения, но несколько непривычного вида. Точка сбора была назначена под "рукавицей" (для непосвящённых: у постамента памятника воинам Уральского Добровольческого танкового корпуса. Одна из фигур памятника - кузнец, протянувший вперёд руку в рабочей рукавице.). Недолгое ожидание - и из-под вокзальной арки появляется монолитная группа ещё более нагруженных людей. Общий восторг - прибыли пермяки!

Под командой А.М. Кручинина движемся к старому вокзалу. Сюда должен подойти автобус. А вот и он. Быстро грузимся.

Автобус выезжает из города в направлении на Шувакиш: в программу похода включено посещение Поросёнкова Лога, где были обнаружены останки царской семьи.

Поросенков лог - место , где были обнаружены останки семьи последнего российского императора

Десятиминутная экскурсия (её с блеском проводит Александр Михайлович, который близко знаком с Авдониным, открывшим это захоронение) - и мы снова грузимся в автобус, который везёт нас на станцию Шувакиш.

Станция Шувакиш

 

Выходим на перрон и здесь наши пути расходятся: А.М. Кручинин и Г.Н. Шапошников с нами (увы!) не идут - оба не совсем здоровы, а впереди - Бородино. Электрички развозят нас в разные стороны.

Недолгий путь в набитом дачниками вагоне и мы выгружаемся на ст. Таватуй. Быстро проходим станционный посёлок и останавливаемся за кладбищем. Отсюда начнётся наш маршрут. Быстро одеваем обмундирование и амуницию. Построение, осмотр, приказ на движение.

Время примерно 11-30. Жребий брошен. Обратной дороги нет.

ПОХОД

Итак, по лесной дороге движется небольшой пехотный отряд в обмундировании оссийской Императорской армии. Чины 37-го Екатерибургского полка с лёгкой завистью оглядывают пермяков: до такого уровня исторической достоверности нам далековато. Прекрасно подогнанное обмундирование, амуниция. Предмет особой зависти - карабины. Ну, ничего. И Москва не сразу строилась.

Суровое уральское лето радует погодой: солнечно, но не жарко, сухо (хотя два дня назад лил дождь), лёгкий ветерок обдувает лица.Пока отряд движется по направлению к селу Таватуй, познакомимся с участниками похода.

Команда 194-го Троице-Сергиевского пехотного полка в составе: поручик Д.А. Лобанов,

мл. унтер-офицер М. Кылосов, нижних чинов - 3, сестра милосердия Н.С. Лобанова.

 

Команда 37-го Екатеринбургского пехотного полка в составе:

нижних чинов - 8,

нестроевой - 1 (парень узнал про поход за два дня до начала и сумел достать только офицерскую полевую форму Советской Армии), сестра милосердия К.Г. Старченко.Возрастной состав достаточно разнородный: от 15 до 50-ти лет, при этом 8 - до 20-ти.

Командует походом поручик Лобанов.

ВСЕГО 16 человек.

 

Порядок движения:

На расстоянии зрительной связи - головной дозор в составе 2-х нижних чинов.

Главные силы: 9 нижних чинов и 1 нестроевой под командой поручика Лобанова.

Замыкает колонну медико-санитарный отряд: 2 сестры милосердия под охраной мл. унтер-офицера.

Применяясь к конкретным историческим обстоятельствам, группа может представлять русский партизанский отряд, идущий в авангарде обходной группировки (см. историческую справку).

Около 13-00 делается первый малый привал. Быстро режутся бутерброды с колбаской и салом (чудное сальце было посолено самолично Григорием Григорьевичем), по кругу движутся фляжки с холодным несладким чаем (все слегка проголодались). Из леса слышится шум мотора встречного грузовика. В рядах молодёжи нездоровое оживление: "Красный броневик! К оружию!". Только авторитет "их благородия господина поручика" охлаждает горячие головы. Из кабины грузовика обалдело глядит водитель.


Двигаемся дальше. Дорога хорошая. Темп движения, по словам членов рекогносцировочной группы выше, нежели в прошлом году. Дорога им знакома (да простят меня однополчане-екатеринбуржцы, но стыдно то как: роль проводников исполняют троице-сергиевцы, поскольку ни один из чинов нашего полка на Семи Братьях отродясь не бывал). Сверяясь с картой и исторической справкой, с удовлетворением отмечаем, что и по сравнению с бойцами 1918 года, мы выдерживаем неплохой темп. Правда, марш проходит в дневное время и по сухой (относительно) дороге, но почва не кажется глинистой и не похоже, чтобы в дождливую погоду в ней сильно должны вязнуть сапоги. На это обращает внимание Наташа Лобанова, вспоминая "родную" пермскую глину. Идём весело, с разговорами. По пути встречаются ещё несколько машин, но в строю эмоции можно выражать только по соизволению высшего начальства, и чины отряда не реагируют на раскрытые рты водителей и пассажиров. (Как выяснилось позднее, где-то слева мы оставили замечательный загородный дом нашего мэра. Жаль, на довелось повидать.)


Через час ещё один малый привал. Переобуваемся, осматриваем ноги. Пока всё в порядке. Несколько минут отдыхаем в тени и снова продолжаем движение. Дорога стала лучше, поэтому идём в ногу и даже с песней. Кое-кто выбегает из строя, бежит вперёд и организует фотозасаду.(Вероятно, это был я, нижний чин Лямзин. На Федин японский фотографическiй аппарат был заснят замечательный видеоролик). Ниже ресположены несколько кадров из этого ролика.

Со стороны арьергарда периодически доносится весёлый смех медико-санитарного отряда, вызывая нездоровую зависть к г-ну мл. унтер-офицеру, который явно пользуется благосклонностью дам (прохвост!) (Совершенно согласен!).

Федя и его чайник a la товарищ Сухов

Перед селом Таватуй ещё один короткий привал для придания личному составу "вида лихого и придурковатого". Их благородие даёт наставления. Любые контакты с местным населением, не говоря уже о мародёрстве, приравниваются к воинскому преступлению и будут наказаны соответственно. Выступаем. Недалеко от села выходим на асфальт, часто встречаются машины, сигналят. Поручик отзывает охранение в строй: входим в село. Село красивое, богатое. На противоположном берегу виднеется село Калиново. Да, понятно почему связь между обходным и фронтальным отрядами поддерживалась лодками - до другого берега рукой подать. Местное население выглядит довольно колоритно: хотя село староверское, но едва ли не каждый второй - кавказской национальности. По улице стоят не дома - дворцы.

Внезапное оживление в строю: из идущей рядом автомашины машет рукой бывший одноклассник нескольких чинов 37-го полка - у него тут дача. Но служба - не мёд - продолжаем движение. Проходим село и базу отдыха. Не доходя до пионерского лагеря располагаемся на привал.

Время - около 16-ти часов, все проголодались и слегка устали. Место не слишком удачное: ветерок его не продувает и, поэтому, вовсю хозяйничает мошка. Комары тоже есть, но к ним легче приспособиться.

Башлык - средство от мошки

Чуть позже обнаруживаем, что ближе к берегу есть ещё несколько костровищ, но перебираться уже не хочется, хотя там и продувает. Отдых планируется часа на три. Затем, будем двигаться до девяти, чтобы на второй день оставался минимальный переход (по опыту прошлого года, второй переход оказался значительно длиннее и труднее первого и желательно их выровнять). Собираем дрова и варим обед.

Кое-кто из молодежи пытается изобразить из себя не то ковбоя, не то чабана, охотясь на местных коров. (Скажем прямо, это был Коля, который из чувства классовой ненависти пытался отделить белых коров от рыжих, которые представлялись ему красными. И он добился своего. Вот что значит настойчивость!) Остальные валяются на солнышке или идут фотографироваться на берег озера: там действительно красиво.

Здесь нужно запастись водой, поскольку дальше, до самых Семи Братьев, маршрут будет проходить вдали от ручьёв (с этого места наш маршрут сильно отклоняется от исторического т.к. вдоль берега сейчас пройти просто невозможно - всё заболочено. Мы уйдём восточнее и будем двигаться по просеке вдоль ЛЭП. Путь изрядно удлинится, зато мы увидим знаменитые скалы). Тем временем, поспевает обед. Что может быть лучше такого пикника при такой погоде! Смех, шутки, весёлый говор. Правда, погода начинает понемногу портиться, что вызывает некоторое беспокойство, хотя и не портит настроения.

Около 20-ти начинаем двигаться дальше. Проходим до ЛЭП и сворачиваем на просеку. Дорога несколько хуже, поэтому движемся по команде "вольно". Возникает предложение совершить марш сразу до Семи Братьев, тем более, что погода портится: начал накрапывать дождик.

Движение вдоль ЛЭП имеет свои плюсы и минусы: дорога просматривается довольно далеко (до следующего перевала), но под ногами попадается технологический мусор (металлолом и обломки бетона).

Тем временем темнеет, а дождь усиливается. Настроение понемногу падает: с непривычки к таким переходам и к тяжёлой обуви большинство довольно сильно посбивало себе подошвы (когда через две недели мы бродили по Бородинским полям, пятки были как из камня). Впрочем, некоторые энтузиасты умудряются даже забегать вперёд и устраивать засады. И успешно…

Проходим несколько перевалов (по карте - три, но кажется, что десять). С перевалов открывается великолепный вид направо (на восток) и вперёд. Пермяки ахают - красота! У них такого нет. К сожалению, в наступивших сумерках не видны краски и расстилающийся пейзаж выглядит серо-синим.

На третьем перевале устраиваем небольшой привал и короткое совещание: дождь усилился, темнеет и до Семи Братьев, мы если даже и дотопаем, то в полнейшей темноте, а как ставить бивак и собирать дровишки? Принято решение пройти ещё один, самый высокий перевал и заночевать на нём. Кстати, наверху будет слегка продувать от комаров и мошки.

Ох и подъёмчик! Вспомнить приятно. Крутой, высокий. Возможно, днём он показался бы легче, но в ночное время, да ещё под дождём! Зато с него уже можно увидеть вершину Семи Братьев. Будь у нас ещё два - три часа светлого времени, можно было бы рискнуть.

В почти полной темноте, с фонариками, под дождём, ставим бивак.(Да, это было весьма непросто, бродить по лесу в полной темноте, собирать при этом дрова и на сырой земле при дожде разжигать костёр. Чем-то всё это напоминало фильм "Ведьма из Блэр").Под пологом ветвей, над нарубленным лапником натягиваем тент из плащ-палаток. С трудом (темнота!) находим кое-какие дровишки (при этом теряем мл. унтера из 193-го полка) и, накрываясь плащ-палаткой, разжигаем костёр.

Тут же происходят два приятных события: во-первых, почти прекращается дождь, во-вторых, обнаруживается пропавший унтер: он просто-напросто присел передохнуть и задремал настолько крепко, что не услышал, как мы его кричали. Ужинаем консервами и чаем. Для старшего поколения по кругу идёт фляжка с перцовкой (перцовка здорово обжигает, но совершенно не помутняет рассудок, видимо калории сразу перерабатываются в энергию), молодёжь довольствуется бутылкой "Кагора".

Ночь у костра. Довольно тепло. Тент хорошо укрывает от капель, падающих с деревьев. Как ни странно, несмотря на усталость, спать практически не хочется.

Несгибаемые пермские добровольцы

Пермяки укладываются часа в два, но молодёжь сидит долго. (Да уж, пожалуй молодежь и вовсе спать не ложилась, а я уже не в состоянии, поэтому устраиваюсь на ночлег. Неужели ко мне подкрадывается старость?). Около трёх ночи заползаю под тент и укутываюсь в шинель. Лапник рубили в темноте, поэтому в бок упирается толстый комель ветки. Спать это не мешает, но, когда переворачиваешься на другой бок, вылезает другой комель в новом месте. Впечатление такое, будто качаешься на качелях. Интересное явление: наутро выясняется, что все разговоры у костра слышал и помню, но в половине шестого встаю полностью выспавшимся и отдохнувшим. Учитывая, что подъём в семь, молодёжь идёт спать.

Подъём!

Пьём чай из остатков таватуйской воды, снимаем бивак и трогаемся в путь. И тут вспоминается слегка перефразированная песенка из Винни-Пуха: "Иду вперёд и дождь идёт, хоть нам совсем-совсем не по дороге". Правильнее было бы сказать - ЛИВЕНЬ! К сожалению, не у всех чинов имеются плащ-палатки. За полосой дождя не видно цели похода. Насколько была хороша погода вчера, настолько плоха сегодня, да ещё спросонья, да ещё со сбитыми ногами (Страшно вспомнить, каждый шаг причинял мучительную боль). Но никто даже и не пискнет: сами знали на что шли. Больше того, народ смеётся и шутит. Да, действительно, охота - пуще неволи. Очень хорошо, что накануне шли вперёд "до упора" - сегодня каждый шаг даётся много труднее.

Шинель держит дождь, но с плащом не сравнить. Скорость движения резко упала, но, тем не менее, за два часа проходим два перевала и выходим к подножию Семи Братьев. Здесь, внизу, неплохое место для привала: есть дрова, оборудованные кострища и (наконец-то!) вода, но привал делаем всего на несколько минут.

Впереди самый крутой подъём за весь маршрут. Облегчает движение лишь то, что природа как-будто позаботилась о нас: корни сосен и камни образуют ступени очень похожие на обыкновенные лестничные. Подниматься относительно легко (Спорный, весьма спорный тезис!). Наконец выходим к скалам. Общий восторг: во-первых, подъём кончился, во-вторых, красиво. Опять щёлкают фотоаппараты, но "их благородие" слегка ухмыляется. Причина выясняется чуть позже, когда мы начинаем двигаться вдоль скальной гряды. Здесь скалы ещё более причудливы.

Отсюда можно попытаться пройти прямо к Верх-Нейвинску, но дорога неизвестна и мы отклоняемся по тропе до автобусной остановки. Это занимает ещё около двух часов. К нашему разочарованию, автобус недавно ушёл, а следующий будет только часа через три, в начале шестого. Увы, но поднять народ на ещё один переход очень трудно. ешаем ждать. Дождь практически не идёт, зато стало холодно. Устраиваем перекус всухомятку, впрочем, избалованная цивилизацией молодёжь бежит к недалёкому киоску за газировкой.

Несмотря на усталость, делаем несколько довольно забавных жанровых снимков. Правда впоследствии от командира полка А.М. Кручинина и других экспертов, неоднократно пришлось слышать замечания, что Федю мы расстреливаем неправильно. Надо было снять с него всё пригодное для дальнейшего использования и оставить его в одном исподнем белье. Что ж, в следующий раз будем более предусмотрительны...

Полковой комитет

К приходу автобуса на остановке скапливаются садоводы и едем до станции в тесноте, зато электричка ждёт нас у перрона и совершенно пуста.

Отправляемся, буквально через десять минут. В вагоне тепло, сухо и всех начинает размаривать дремота. Устали, но дошли.


И вот снова Свердловский вокзал. Поход кончился. Прощаемся с "пермскими ящерами" и разбредаемся в разные стороны.

НЕКОТОРЫЕ ВЫВОДЫ

Маршрут проходим, но желательно разведать варианты движения ближе к историческому.

Если повторять поход по данному маршруту, то желательно выступать пораньше, чтобы выходить к Семи Братьям в первый день. Тогда утром второго дня возможно провести небольшие манёвры.

Дней за десять нужно проводить тренировочный поход на половинное расстояние, чтобы личный состав "втянулся".

Григорий Старченко

нижний чин 37-го Екатеринбургского пехотного полка.

На главную